23-летняя девушка умерла из-за врачебной ошибки: долгое время ее лечили от артрита, которого у нее не было

Следственный комитет занимается расследованием смерти 23-летней жительницы Перми, которую врачи ошибочно лечили от артрита. Ксения (имя изменено. — Примеч. ред.) скончалась от сепсиса.

Хронология событий

Осенью прошлого года Ксения решила начать самостоятельную жизнь и уехала из родного Карагая в Пермь.

— Она жила со мной, — рассказывает старшая сестра девушки. — Устроилась работать на кондитерскую фабрику. Парня у нее не было, поэтому по вечерам она не задерживалась, была очень домашней девочкой.

Родные говорят, что Ксения никогда ничем серьезным не болела. Не имела хронических заболеваний и не состояла на медицинском учете.

— После новогодних праздников Ксения стала жаловаться на боль в левой стопе, говорила, что не может наступать на ногу, — вспоминает сестра. — Терапевт в поликлинике № 2, что на улице Братьев Игнатовых, сказал, что это шпора, и выписал обезболивающие таблетки и мази. Сестре становилось то хуже, то лучше, но она ходила на работу. Потом заболела вторая нога, но участковый даже не предложила сдать анализы.

«Шпору» Ксении лечили три месяца, а 26 марта у нее внезапно подскочила температура до 40 градусов. Пермячке дали больничный и неделю лечили от ОРВИ, хотя никаких признаков простуды не было. Анализ крови показал воспалительный процесс в организме, девушку отправили на прием к ревматологу, который поставил новый диагноз — артрит.

— Ксюша наблюдалась у ревматолога больше месяца, — рассказывает сестра. — Все это время она была на больничном и постепенно стала чувствовать себя гораздо лучше. Повторно сдала анализы, но они стали только хуже — СОЭ, лейкоциты сплошь.

Несмотря на такие плохие анализы, девушку выписали и разрешили выйти на работу. Она отработала несколько дней, после чего уехала к родителям в Карагай.

— Мы обратили внимание, что Ксюша какая-то бледненькая, вялая, она жаловалась на боль в правом боку, — вспоминают родные девушки. — На всякий случай вызвали скорую, ее увезли в больницу, взяли анализы и отпустили домой.

На следующий день стало совсем плохо. Ее доставили в районную больницу с подозрением на острую кишечную инфекцию и госпитализировали.

— Ее привезли туда в 5 утра, а уже в 11 ввели в искусственную кому и подключили к аппарату ИВЛ, — говорит сестра. — Ксюша не могла самостоятельно дышать, упало давление, а УЗИ показало, что в брюшной полости есть свободная жидкость.

Реанимацию ждали с 11 утра до 12 ночи. Врачи поняли, что у девушки развивается сепсис, и вызвали реанимацию.

— Все это время моя мама находилась в больнице, ждала пермских врачей, но они приехали около двенадцати ночи, — вспоминает сестра. — Осмотрев Ксюшу, они сказали, что забирают ее с собой. И тихо добавили: довезти бы. Мы поехали в Пермь следом, уже в 9 утра были в больнице. К нам вышла заведующая и сказала, что Ксению доставили в крайне тяжелом состоянии. Без сознания, кожные покровы синие. В организме развивается инфекция, но где находится очаг воспаления — неизвестно. Врачи говорили, что вводят адреналин, но обратной реакции нет.

Через несколько часов, днем, 15 мая Ксюша скончалась. В справке о смерти в графе «причина» стоит прочерк.

Причина смерти

Близкие не знают, от чего умерла совсем юная девушка. Судмедэксперт, который проводил вскрытие тела, написал в заключении: септицемия неуточненная. Приблизительный период времени между началом патологического процесса и смертью — неизвестно.

— Ксюша сгорела буквально за сутки, — говорит сестра. — В краевой больнице нам объяснили, что не были предупреждены о том, что к ним везут такого тяжелого больного. Получается, всю ночь и до десяти утра, когда начался обход, помощь ей не оказывалась.

У родственников много вопросов ко всем врачам, которые лечили Ксению. Они убеждены, что девушке был поставлен неправильный диагноз. Сейчас родственники обратились в прокуратуру с требованием провести проверку.

Источник

Жми «Нравится» и получай только лучшие посты в Facebook ↓

23-летняя девушка умерла из-за врачебной ошибки: долгое время ее лечили от артрита, которого у нее не было