Банда лжекосметологов за девять лет покалечила 500 женщин

В Московском суде решается вопрос об аресте третьей фигурантки дела лжекосметологов Саният Яикбаевой. Девять лет женщины без медицинского образования и лицензии  делали инъекции опасного препарата. Наталья Коростелева с двумя соучастницами — Саният Яикбаевой и Екатериной Егоровой — вводили клиенткам запрещенное полвека назад вещество, из-за которых сотни женщин лишились красоты и здоровья. У одних деформировались губы, у других кожа покрылась страшными буграми, у третьих оказались повреждены мышцы. Всего от рук мошенниц пострадали 500 женщин, младшей из которых всего 18. В полицию обратились только 19 человек, но и их заявлений будет достаточно, чтобы надолго посадить лжекосметологов в тюрьму. Сейчас всем троим грозит до шести лет лишения свободы.

Почти два года  Саният Яикбаева была в бегах. Две ее помощницы находятся дома под подпиской о невыезде. Всей троице предъявлены обвинения в оказании услуг ненадлежащего качества. Впервые о громком деле косметологов с фальшивыми дипломами заговорили в 2016 году. Тогда их жертвы появлялись на ТВ и участвовали в ток-шоу, где демонстрировали страшные последствия бьюти-процедур.

Одна из клиенток троицы — бывшая ведущая на музыкальном канале. После случившегося она ушла с телевидения  в монастырь. Две другие оказались в больнице с нервным срывом. После обращения женщин началось расследование, но вскоре дело замяли. Следствие по делу возобновили только прошлой осенью, когда материалы забрали в 1-е Московское управление по расследованию особо важных преступлений. Удалось поймать одну из сообщниц Яикбаевой, ее саму объявили в розыск.

— Я объявил Яикбаеву в розыск. Задержали ее в Москве, буквально на улице, — сообщил «Комсомольской правде» Кирилл Ревяков, следователь по особо важным делам. — Но это было не случайной удачей, а грамотно спланированной операцией полиции.

Коростылева

Организатор банды — москвичка Наталья Коростелева. Клиенток она принимала как в частных кабинетах, так и дома. Женщин подкупала цена — косметолог брала вдвое меньше средней цены по рынку. Чтобы развеять сомнения, она демонстрировала дипломы, подтверждающие ее квалификацию. Стоимость услуг и наличие документов подкупали клиенток — Коростылевой верили. Женщины приходили по сарафанному радио. Рекомендовали надежного и недорого специалиста подругам те, у кого последствия процедур еще не успели проявиться.

— С места были изъяты 8 документов об образовании и повышении квалификации, — продолжает Кирилл Ревяков. — Но при проверке выяснилось, что дипломы о среднем и высшем образовании — подделка, обвиняемая не была ни врачом, ни медсестрой, окончила только школу. Долгие годы ей удавалось дурить не только пациенток, но и проверяющих: свои услуги Коростелева оформила как косметические, а не косметологические. Женщины знают, в чем разница: первое — это маски. Второе уже серьезнее, предполагает инъекции, использование медицинских изделий.

На допросе Коростылева заявила, что была уверена в своих навыках. По словам мошенницы, всему необходимому она научилась у бабушки-медика.

— Она пояснила: мол, бабушка была медиком — насмотрелась. У двух ассистенток Коростелевой также не было соответствующей подготовки. Известно, что лжекосметолог постоянно меняла место работы: как только у клиенток появлялись претензии, салоны расставались с сомнительным сотрудником. В итоге она стала принимать в своей квартире, оборудовав под кабинет одну из комнат.

До суда глава банды остается на свободе — у нее маленький ребенок, с которым некому сидеть. Сейчас она подрабатывает в церкви. Женщина до сих пор настаивает на своей невиновности.

— Свою бурную деятельность она прекратила, хоть и под давлением правоохранителей. Регулярно является отмечаться, на допросы. Устроилась в храм, подрабатывает, прибирается. Но горе-врач до сих пор не признала своей вины.

Оперативники проверили гель, который закачивала клиенткам Коростылева. Он не рассасывается со временем, как современные косметологические препараты, а скатывается в комки. В 60—70-е годы его использовали на Западе, но запретили из-за страшных последствий уколов. Убрать их можно только хирургическим путем, и то не полностью. Гель настолько сильно проникает в организм и мутирует там, что лицо или тело (им качают также грудь и ягодицы) никогда уже не будут прежними.

— Нам удалось установить, что в состав препарата, который использовали обвиняемые, входит полиакриламид, — озвучивает следователь. — В 90-е годы он был разрешен к использованию в России, но его регистрация давно закончилась. Без нее работать с этим веществом в медицине или косметологии нельзя. Чтобы было понятно: заделать дырку в стене этим гелем можно, а вкалывать в губы и лицо — ни за что. Последствия самые жуткие, вплоть до удаления лицевых мышц! К слову, своим клиентам обвиняемая колола полиакриламид под видом безопасной гиалуроновой кислоты.

Наталья не созналась, где брала запрещенный препарат, — якобы не помнит. Выйти на поставщиков не удалось. Однажды Коростылева похвасталась коллеге, что за бесценок покупает гель у украинцев. При этом его удаление из губ стоило у мошенницы от 115 тысяч рублей.

— Она как-то откровенничала со мной: мол, привозят ребята «ведрами с Украины», — поделился косметолог Илья Ефименко, бывший сосед по кабинету Коростелевой. — Сам я их ни разу не видел. Но странности были даже в мелочах: например, для инъекций она использовала не специальные шприцы, а обычные инсулиновые. В процедурный кабинет приходила в грязных кроссовках и спортивном костюме. Курила там же. Через полгода я ушел от нее — боялся, что кто-то из моих клиентов может пострадать.

Одна из клиенток Коростылевой рассказала, что из-за лжекосметологов она лишилась работы:

— Наталья сказала, что колоть надо не в губы, а вокруг рта, так и сделали. Эффекта не было — по словам мастера, «организм съедал препарат», поэтому повторяли процедуру три раза, после чего лицо стало совсем безобразным. Гель накопился и стал разбухать внутри, а отдельные куски отрывались и гуляли по лицу под кожей. Щеки распухли, как у хомяка, все болело, чуть заденешь — искры из глаз! Обратилась к хирургам и узнала, что у меня стоит биополимер, который не рассасывается. От него пошли рубцы и омертвение тканей. В итоге за несколько лет я сделала 25 (!) операций как под местным, так и под общим наркозом, и реабилитация еще не закончена. Потратила на это около миллиона рублей, прошла через боль, унижение, страх. Пришлось пожертвовать карьерой — для главных ролей нужны идеальные лица, хотя и сейчас пытаюсь сниматься в кино.

Источник

Жми «Нравится» и получай только лучшие посты в Facebook ↓

Банда лжекосметологов за девять лет покалечила 500 женщин