«Мне надо домой к ребенку, но я застряла тут». Россиянка полтора года не может уехать из Индии


Россиянка полтора года не может покинуть Индию. Ее судят за нарушение визового режима — по бумагам она открыла бизнес без разрешения на работу. Никакой предпринимательской деятельности Елена не вела — ее подставили подруга, вместе с которой они поехали на отдых, и хозяин отеля, где остановились женщины. Следствие тянется не первый год, и россиянка оказалась в ловушке. За попытку вернуться на родину ей грозит 15 лет, а помощи в чужой стране ждать не от кого. В Москве Елену ждет 13-летняя дочь. Она поделилась своей историей с «Комсомольской правдой».

— Здравствуйте! Меня зовут Лена и я нахожусь в Индии 1 год, 4 месяца и 23 дня… Сейчас мой день и вообще мое состояние — как из фильма «День сурка». Каждое утро у меня наступает вчера. Что бы я ни делала и как бы ни старалась что-либо изменить. Я все так же под судом, без денег, без близких. Это ужасно, кажется, я схожу с ума. Я полтора года не видела свою девочку. Мне надо срочно домой, к ребенку, но я застряла тут, в Гоа… Для меня это уже далеко не курорт. Все надоело, я очень хочу домой… Но когда смогу сесть в самолет на Москву — неизвестно. Очень верю, что хоть когда-нибудь это случится.

В 2010 году после развода театральный осветитель Елена Плетнёва поехала вместе с близкой подругой Виолеттой отдыхать в Индию. Для женщины это была первая заграничная поездка. Путешествие заняло два месяца. Подруги побывали во многих местах, от Дели до Гималаев. Потом они отправились на популярный курорт, где начались все их беды.

— Мы и познакомились с гоанским миллионером — Аджитом Сураем, владельцем крупного гостиничного комплекса. Милый, добрый мужчина, с которым мы очень подружились. Виолетта начинает обсуждать покупку апартаментов по, как ей казалось, выгодной цене… Даже к оформлению бумаг уже дело идет. Аджит объяснил, что сейчас от Виты требуются только паспортные данные, чтобы открыть фирму. А потом, уже из России, она сможет переводить деньги на счет своей индийской фирмы — и квартира ее.

По индийским законам иностранец не может владеть недвижимостью в стране,  но есть одна лазейка. Жилье оформляют на фирму, директором которой он становится. Аджит так и сделал. Он записал квартиру не на физическое лицо, а на подставную компанию, совладельцами которой указал Виолетту с Еленой. Последняя не знала о случившемся. Женщина вернулась на родину и возвращаться в Индию ее не тянуло. Страна ей не понравилась.

— Грязно там и не мое. Знаю, что есть люди, кого прямо торкает эта страна, но я к ним явно не отношусь. Обидно, что, по иронии судьбы, именно я тут и застряла.

Виолетта же вернулась на Гоа и осталась там жить. Через два года она связалась с Еленой и предложила подруге переехать.

— «Аджит любит тебя. Все время вспоминает, просил передать, что предлагает тебе руку и сердце! Прилетай, подумай о дочке! Здесь богатства, английская школа, а там, в Подольске, у тебя что?» Короче, она меня уговорила. Я списалась с Аджитом, он подтвердил свои намерения и купил мне билет до Гоа.

Мужчина встретил ее с цветами. Красиво ухаживал, но через пару месяцев отношений Елена поняла, что о замужестве речи не идет. Ее деньги и документы к тому времени были у Аджита. Пришлось перебраться к подруге. Как оказалось, у Виолетты тоже были претензии к индийскому бизнесмену. Она отдала ему 50 000 долларов за квартиру, но недвижимость по документам принадлежала мужчине. Он обещал переоформить жилье, но каждый раз сделка откладывалась под различными предлогами. Женщины пытались добиться от Аджита ответа. Какое-то время он кормил их обещаниями, пока попросту не выставил из своей приемной.

— В итоге мы с Виолеттой ходим к нему в офис, как на работу. Она за документами на апартаменты, а я — за паспортом и деньгами на обратный билет в Россию. В один прекрасный день нас силой оттуда выгоняют. Тогда Виолетта идет в полицию и пишет заявление на Аджита за попытку изнасилования и сексуальные домогательства. Я тоже пишу на него подобное заявление, только не за попытку, а за реальное изнасилование. Индия — пуританская страна, и такие обвинения очень серьезны для них. Он пугается, отдает мой паспорт, лишь бы я поскорее унесла ноги из Индии. Я улетаю.

Елена вернулась домой и решила, что на этом ее злоключения в Индии закончились и больше она никогда не вернется туда. Виолетта осталась на Гоа и регулярно писала подруге. Однажды она рассказала, что наконец получила документы на недвижимость, но оформлена она на фирму,  в которой обе женщины вписаны как «дополнительные директора». Из-за этого индийская полиция обвиняет их в нарушении визового режима. Вита уверяла, что это подстроил Аджит, и просила подругу приехать и дать показания против него. Обещала помочь с жильем и заверяла, что проблем не возникнет — если бы обвинение было серьезным, Елену уже давно разыскали бы в России. И она поверила.

— Типа по туристической визе нельзя было никакими директорами становиться. Конечно же, заявление написал этот негодяй Сурай! И взятку занес в полицию, чтобы расследовали как следует. Я-то как в эти учредительные документы от 2010 года вписана — вообще непонятно. Никогда ничего такого я не делала, подписи нигде не ставила и никакое жилье покупать не собиралась. Короче, 21 декабря 2016 я опять сажусь в самолет до Гоа, лечу туда в качестве свидетеля — выручать подругу из беды.

Когда Елена пошла в полицию для дачи показаний, ей вручили подписку о невыезде из Индии на время следствия. За попытку побега ей грозило до 15 лет. Подруга, пригласившая ее в гости, заявила, что адвокатов, еду и жилье Елене придется оплачивать самой. Она предложила способ подзаработать.

— По замыслу Виты я должна была каждое утро ехать на пляж и ходить по нему, приставая к туристам из России и предлагая экскурсии, чтобы отрабатывать свой хлеб. Хозяином турбюро была моя Вита. Я возмутилась, так как вот такое мое действие — это самое прямое нарушение закона. И если сейчас меня обвиняют безосновательно и у меня есть шанс оправдаться, то если я начну здесь и правда работать, то моментально попаду в тюрьму.

После отказа Виолетта выгнала Елену на улицу и отозвала поручителей. По словам женщины, бывшей подруге от нее нужны были только показания. Она позвонила в российское посольство и обратилась за помощью.

— Я звонила сотруднику, должность которого так и звучит «Помощник соотечественникам в Гоа». И знаете, что мне этот «помощник» посоветовал? Сначала просто посылал меня куда подальше. «Это ваши проблемы, и раз судят — значит за дело». Потом рекомендовал собрать по друзьям и знакомым деньги на взятки. А потом предложил все же попытаться улететь, «вдруг не поймают».

Елена сама написала заявление с помощью онлайн-переводчика, и ей выделили бесплатного адвоката. Общаться с правозащитником приходится так же — через транслейтеры. О чем говорят на судебных заседаниях, женщина не понимает. От отчаяния она пошла на сделку с Аджитом.

— Мне ничего другого не оставалось, понимаете. Он, по-крайней мере, обеспечил мне поручителей, без которых мне 100 % светила тюрьма. И крышу над головой.

Разбирательства длятся полтора года. Все это время Елена живет в отеле виновника ее бед. Она отказалась от обвинений в изнасиловании и от показаний в деле Виолетты о сексуальных домогательствах. Елена в одиночку отстаивает свои интересы в деле о нарушении визового режима. На днях она написала в своем блоге, что ей подкинули наркотики.

— Недавно я обнаружила у себя в номере какую-то пачку сигарет. Я вообще-то не курю. Слава Богу, я успела ее заметить и выкинуть, потому что буквально тут же ворвалась полиция с обыском. Теперь я уверена: в этой пачке были не просто сигареты, а наркотики. Кто мог мне их подкинуть? Я уже теряюсь в догадках. Ведь теперь у меня в Индии больше врагов, чем друзей…

Источник

Жми «Нравится» и получай только лучшие посты в Facebook ↓

«Мне надо домой к ребенку, но я застряла тут». Россиянка полтора года не может уехать из Индии