Россиянка полгода борется за право усыновить брата приемного сына

Елена с мужем полгода пытаются усыновить брата мальчика, которого они взяли из петербургского детдома в 2016 году. Когда пара забирала годовалого малыша, работники опеки заверили приемных родителей, что его старшего брата воспитывает другая семья. Супруги узнали об обмане спустя полтора года, когда Елену попросили написать отказ от усыновления старшего из братьев. Как выяснилось, ребенка планировали отдать итальянцам. Женщина подала в суд, и теперь сироту по закону не могут отдать на усыновление иностранцам. Но и в семью, в которой живет его родной брат, малыша не торопятся отдавать. RT разбиралась, как так вышло.

В 2013 году Елена решила усыновить первого ребенка. Муж-священнослужитель поддержал супругу — своих детей у них не было.  Мальчика забрали из детского дома в том же году, а еще через три захотели взять еще одного. Один малыш сразу привлек внимание женщины, на нем и остановили свой выбор.

«Когда я увидела фотографию ребенка, он меня сразу зацепил. Был написан очень трогательный текст о нем. Хотя все потом оказалось неправдой. Но в результате он мне очень понравился, тронул мою душу», — вспоминает Елена.

У ребенка был старший брат, по закону малышей должны были отдать в одну семью, но этого не произошло. В органах опеки пояснили, что старший мальчик уже находится на «семейной форме устройства». Елена рассказала, почему слова соцработников не вызвали у нее сомнений.

«Я подумала, что, если семья неблагополучная, например, одного ребенка изъяли, а за то время, пока второй ребенок был изъят или мать отказалась, первого органы опеки уже устроили в семью. Он же старший — это логично. Мне очень категорично было заявлено, что речь шла именно об усыновлении, что у него новые родители, новая фамилия».

Через год после усыновления из детдома позвонили с просьбой написать отказ от брата приемного сына. Елена не сразу поняла, о чем идет речь. Женщина подумала, что у одного из усыновленных мальчишек родился брат. Она связалась с комитетом по социальной политике правительства Санкт-Петербурга и выяснила, что соцслужбы хотят получить отказ от старшего брата второго приемного сына пары. Все это время женщина была убеждена, что мальчик воспитывается в другой семье. Супруги решили бороться за ребенка.

«Нашли даты ближайших судебных заседаний по усыновлениям. Я отбила телеграмму туда. Вместе с мужем мы написали согласие на усыновление и отправили в опеку. Мне показалось, что они просто не хотят приобщать наше согласие на прием ребенка в семью к делу».

На заседании по делу Елена полтора часа давала показания. Она призывала пойти им с мужем навстречу: «Зачем разделять, если мы готовы принять, воспитывать и учитывать интересы обоих детей?» Судья назначила повторное слушание, уже без участия потенциальных приемных родителей. Тем временем Елена подготовила все нужные бумаги и подала иск об усыновлении. Он послужил основанием для отказа иностранной паре, собиравшейся взять мальчика к себе в семью.

В свою очередь итальянцы подали апелляцию. В мае дело направили в Верховный суд РФ. Высшая инстанция согласилась с решением городского суда Санкт-Петербурга. По словам Елены, на них с мужем смотрели, как на врагов. Иностранцы успели привязаться к мальчику и не хотели уступать. Женщине разрешили навестить ребенка в детдоме. Сейчас ему почти пять лет, он отчаянно жаждет любви и ласки. Мальчик устал от постоянных перемен в жизни и хочет обрести новый дом. При знакомстве с Еленой  он сразу пошел к ней на ручки. Мальчик очень худой и ниже младшего брата.

10 мая 2018 года Елена вновь обратилась в органы опеки с просьбой передать ей ребенка, но снова получила отказ. «Просто вижу, что во мне, как в российском кандидате, органы опеки не заинтересованы», — утверждает она.

 

У органов опеки другая версия. Член комиссии Общественной палаты России по поддержке семьи, детей и материнства Юлия Зимова убеждена, что соцслужбы сделали все от них зависящее — помогли Елене с бесплатным адвокатом и направили необходимые запросы. Работники опеки рассказали историю, отличную от той, которой Елена поделилась с прессой.

«Здесь же получается, что слово органов опеки против слова кандидата, — пояснила Зимова. — Она утверждает, что, когда несколько лет назад забирала первого ребенка, ей сказали, что его брат воспитывается в семье. В опеке же говорят, что она отказалась его забирать и только сейчас вдруг вспомнила».

Член ОП РФ считает, что подобная ситуация сложилась из-за недосмотра. Сменились сотрудники опеки, и произошла путаница. Правозащитники утверждают, что процедура стандартная: сначала ребенка пытаются вернуть биологическим родителям, в случае отказа ищут российских усыновителей и только потом малыша могут передать иностранцам.

Так как дело затрагивает интересы несовершеннолетних, в Верховном суде и органах опеки отказались прокомментировать ситуацию. Юрист Московской коллегии адвокатов Тимур Маршани подтвердил, что разлучать братьев и просить написать отказ от усыновления незаконно.

«Если два брата, то их должны усыновлять обязательно обоих. Органы опеки не имели права распределять преференции между иностранными усыновителями и российскими опекунами, которые должны были усыновлять двоих детей. Поэтому позиция органов опеки непонятна и, наверное, это является основанием для проверки прокуратурой законности и обоснованности их действий».

Источник

Жми «Нравится» и получай только лучшие посты в Facebook ↓

Россиянка полгода борется за право усыновить брата приемного сына