Смерть девушки, погибшей при загадочных обстоятельствах 21 год назад, начали расследовать только сейчас

Мать погибшей при загадочных обстоятельствах девушки добилась справедливости спустя 21 год после смерти дочери. Тело девятнадцатилетней Илоны Каргополовой нашли 25 февраля 1996 года на острове примерно в 50 километрах от Омска. Следователи закрыли глаза на улики, судмедэксперты ограничились поверхностным заключением — умерла от переохлаждения. У девушке на лице были множественные ссадины, а через глубокую рану на щеке виднелась кость.

Полиция проигнорировала признаки насильственной смерти и отказала матери погибшей в возбуждении уголовного дела. И только в конце прошлого года женщина дождалась начала расследования. В разговоре с «Московским Комсомольцем» она рассказала о смерти дочери и многолетних попытках призвать к ответу виновных.

Мать Илоны, Лидия Илларионовна, не верит официальной причине смерти дочери — общее переохлаждение организма. Она убеждена — это было убийство. Илона Каргополова работала медсестрой в детской клинической больнице. В день исчезновения у девушки был выходной. Стояли сильные морозы, и она собиралась отдохнуть дома.

— Примерно в 10 утра я ушла на работу, дочь еще спала. Устала после суточного дежурства в больнице, — вспоминает Лидия Илларионовна. — Около четырех дня я вернулась домой — дочери нет. Записки тоже нет. Сначала я подумала, что она у брата или у подружек, но в шесть вечера начала волноваться. Звоню сыну: «Не приходила». Набираю подружке: «Ничего не знаю. Она мне даже не звонила!» Появилось предчувствие: что-то случилось. Когда Илона не пришла и ночью, у меня не осталось никаких сомнений, что произошла беда. Никогда не было, чтобы она не ночевала дома.

Лидия Илларионовна заметила, что дочь не взяла с собой теплые вещи — только плеер, значит, девушку кто-то подвез на машине. Из всех ее знакомых только у двоих был автомобиль. Они оба могли быть причастны к смерти девушки.

Илона была скромной и серьезной девушкой, училась на пятерки, после окончания медучилища пошла работать в больницу. На отношения с молодыми людьми времени не было. Ее самой близкой подругой была мама. За год до трагедии девушка рассказала, что они с подружкой познакомились с Александром Николаевичем Комаровым. Сидевший за рулем джипа мужчина представился бизнесменом и рассказал, что много путешествует по работе. Он произвел впечатление на молодых и неопытных девушек. Правда о новом знакомом всплыла позже.

— Ему было около 40 лет. Он сказал дочке, что женат, растит двоих детей. Младший ребенок, мол, недавно перенес операцию, нужна помощь медсестры. Оставил свой телефон. Мне и в голову не приходило проверять его подноготную! — сетует Лидия Илларионовна. — Только потом я узнала, что он был криминальным авторитетом.

Александр Николаевич Комаров в криминальных кругах был известен под кличкой Сирота, с 30 апреля 1998 года даже состоял на учете РУБОП как вероятный член ОПГ. При себе имел оружие, отсидел восемь лет за жестокое изнасилование.

Второй знакомый с машиной — Вадим Иванович Веселовский — подъехал к Илоне с подружками на служебной «Волге»: «Девчонки, нам по пути, давайте подвезу!» Он тоже не был до конца честен с девушками.

— Дочери он сообщил, что у него недавно родился ребенок, у которого тоже якобы есть проблемы со здоровьем. Спросил, сможет ли она помочь. Позже его жена мне сообщила, что у них есть свои знакомые медики, так что в услугах Илоны они не нуждались.

Незадолго до исчезновения Илоны он предлагал девушке покататься, но она отказалась. Когда дочь не вернулась ночевать, встревоженная мать позвонила Комарову. Номер оказался выдуманным. Женщина бросилась в милицию, чтобы написать заявление на розыск пропавшей дочери, но ей отказали. Требовались паспортные данные девушки, а документ, всегда лежавший на видном месте, исчез вместе с ней. Спустя два года он найдется после переезда Лидии Илларионовны на новую квартиру.

— После подачи моего заявления в милицию прошло 5 дней — объяснение у меня не брали, — возмущается она. — Никто не приходил и не интересовался. Соседей не опрашивали. Никаких действий и ни малейшей заинтересованности! Пошла к начальнику РОВД с жалобой, что ничего не делается: ни записи Илоны не взяли, ни ее дневники. Безуспешно добивалась, чтобы об исчезновении дочери объявили на ГТРК «Иртыш». Но фото Илоны появилось только на коммерческом канале телевидения.

Женщина поделилась своими догадками со следователем. Она подозревала двоих — Комарова и Веселовского. Их не стали задерживать — спросили, не причастны ли они к исчезновению девушки и отпустили. В возбуждении уголовного дела женщине отказали. она без конца писала жалобы, ходила к экстрасенсам и журналистам. В феврале 1996-го ее дочь нашли мертвой. Подростки гуляли близ села Чернолучье в поисках хвороста для кроликов. На берегу Иртыша они увидели пуховик Илоны. 25 февраля 1996 года оперативная группа выехала осмотреть остров.

— Это была моя дочь. Я ее сразу опознала в морге. Следователь написал, что она пришла на остров сама. Не могла она сама туда добраться за 50 км от города, в тридцатиградусный мороз! Ее туда мертвую принесли. Санитар морга по фамилии Михаль прямо на пороге вручил мне окровавленную одежду Илоны. Я растерялась: «Почему вы мне отдаете? Разве не будет экспертизы?» Он ответил: «Мне так сказали!» Я хранила вещи на балконе, а потом заставила следователя их забрать. Мне их вернули в 1998 году после биологической экспертизы…

На лбу девушки белело пятно с вмятиной. На лице были ссадины, а у мочки уха на правой щеке виднелась глубокая рана, сквозь которую зияла кость. Судмедэксперты пришли к выводу, что Илона умерла от переохлаждения, а царапины не были смертельными, значит, отношения к делу не имеют. Рану около уха списали на укус дикого животного уже после смерти девушки. Ни слюны, ни отпечатков зубов зверя при этом не осталось. Одежда девушки была вся в крови, но причину кровотечения не установили. Не привлек внимание следствия и след от инъекции на правом предплечье девушки.

Причина смерти оказалась крайне удобной. Несчастный случай вместо запутанного убийства, в котором мог быть замешан криминальный авторитет. Поэтому в возбуждении уголовного дела отказали в связи с отсутствием события преступления.

У матери покойной осталось много неудобных вопросов и она не собиралась сдаваться. Активистка и член комитета по правам человека Омской области, она всегда помогала другим. Пришло время постоять за себя. В конце 1997 года прокурор отдела по надзору за следствием отменила постановление об отказе в возбуждении уголовного дела, а спустя два месяца Лидия Илларионовна получила новый отказ. Так повторялось несколько раз.

За это время многое произошло. В 1998 году застрелили Александра Комарова, а Вадим Веселовский в 2007 году переехал жить в Германию. В 2015 году руководитель отдела криминалистики СУ С К России по Омской области отменил постановление об отказе в возбуждении уголовного дела, но вскоре его снова закрыли.

Лидия Илларионовна не смирилась и продолжила борьбу с давшей сбой правоохранительной системой. В конце декабря 2017 она прорвалась на прием к комиссии центрального аппарата Следственного комитета России. Женщину наконец услышали. Спустя 21 год после смерти Илоны было возбуждено уголовное дело. В февраля оперативная группа выехала на остров, где погибла девушка. Лидия Илларионовна отправилась с ними.

— Вряд ли Илону перевезли с правого берега, потому что там постоянно люди. Но следователи упорно не выезжали на левый берег, — переживает Лидия Илларионовна, которая уже исследовала все подходы к острову. — Только 14 февраля выехали, но до места происшествия все равно не дошли, хотя оставалось 800 метров. Я видела дорогу, там есть охотничье хозяйство, а убийцы были охотниками. У них имелось официально зарегистрированное оружие.

Женщина боится, что расследование снова будет формальным. Шансы найти убийцу спустя столько лет невелики, но Лидия Илларионовна надеется узнать, что на самом деле произошло в тот роковой день. Она заслужила это право за 21 год борьбы.

Источник

Жми «Нравится» и получай только лучшие посты в Facebook ↓

webfacts.ruи ещё 2
Смерть девушки, погибшей при загадочных обстоятельствах 21 год назад, начали расследовать только сейчас