Старушка, которую ограбили и жестоко избили, наконец-то встретилась с сыном


В середине декабря Нелла Степановна переезжала из узбекской Бухары к родственникам в Белоруссию. Сын купил квартиру в Витебске и ждал ее переезда, но новоселье отодвинулось. Когда самолет приземлился в подмосковном Домодедово, на женщину напали неизвестные, сильно избили, забрали деньги и документы — и бросили в канаве. С матерью сын-инвалид не виделся 25 лет из-за дорогих билетов и сложностей перелета.

— После смерти отца я стал уговаривать маму: «Переезжай ко мне! Как ты там одна в старости мыкаешься?» Она долго не соглашалась, все-таки привыкла к насиженному месту. Но потом поддалась на уговоры. Продала в Бухаре 3-комнатную квартиру. И сделала это самостоятельно — в таком пожилом возрасте! На эти деньги, плюс я еще доложил определенную сумму, купили маме двушку в хорошем районе Витебска.

Андрей хотел отпраздновать новоселье матери и ее день рождения 19 декабря, однако пенсионерка встретила его на морозе в Москве.

— В Витебск она не приехала ни 16, ни 17 декабря. Я забеспокоился и обратился в милицию, что пропал человек. Но там мне сказали, что иностранцев — в данном случае гражданку Узбекистана — они не ищут.

news.tut.by / Игорь Матвеев

Преступники, напавшие на старушку, отобрали 12 тысяч рублей, телефон, паспорт и другие вещи.

— Сняли со старой женщины платок, разорвали на груди одежду, сорвали нательный крест. И бросили умирать в канаву! Когда маму нашли прохожие, она была вся мокрая и грязная — как только не замерзла в зимний холод! Встретились сын и мать в отделении психиатрии в подмосковном Домодедово, куда ее привезли избитой и замерзшей, — рассказал мужчина. — Я обнимал маму и боялся нечаянно причинить ей боль. Она такая маленькая и хрупкая, как только у кого-то поднялась на нее рука?! Увидев ужасные синяки на ее лице, я был в шоке. Вообще не мог поверить, что мама, которая еще недавно не жаловалась на здоровье, получила букет болезней: деменцию, черепно-мозговую травму, сотрясение мозга, ушибы и гематомы по всему телу. На голове у мамы огромная шишка, она теперь, как ребенок, говорит: у меня еще одна голова растет.

news.tut.by

В ночь с 19 на 20 декабря житель Домодедово Марат нашел во дворе старушку с жуткими побоями. Он отвел ее в подъезд, чтобы отогреться, позвонил в полицию и на горячую линию «Лиза Алерт». Волонтеры приехали сразу, чего не скажешь о полицейских. Мужчине пришлось несколько раз звонить, чтобы полицейский уазик все-таки приехал. В отделе полиции выяснилось, что пенсионерку уже привозили в полицию 16 декабря, но она оттуда по-тихому ушла. 19 декабря прохожие нашли старушку в сугробе под забором, доставили в больницу, но она и отсюда ушла.

Пока ждали скорую бабушка рассказала волонтерам, что ее зовут Нелла Степановна Чевтаева и живет она в Бухаре, а ее «сын Андрей живет там, где сажают картошку». Что произошло с ней после посадки в Москве, женщина только смутно помнила, потому что после тяжелых травм у нее появилась амнезия. По словам старушки, на нее напало несколько выходцев с Востока в рабочей одежде. Они повалили ее на землю и долго били ногами. Очнулась она от холода в канаве с водой.

Нелла Степановна не хотела ехать с врачами, а медики не хотели ее забирать и заявляли, что она бомж. Волонтерам «Лизы Алерт» удалось убедить скорую, что старушка потерялась и ей нужна помощь. Сначала ее поместили в психиатрию, но из-за тяжелого состояния перевели в травматологическое отделение. В этот же день приехал 22-летний внук Владислав. Нелла Степановна увидела впервые. Но все равно признала родную кровь: «Сказала, что очень на меня похож», — улыбается Андрей Юрьевич.

Однако внуку нужно было возвращаться на работу в Витебск, и 22 декабря к матери приехал сын Андрей. Почти месяц он пытался восстановить документы своей матери.

В посольстве Узбекистана сказали, что для восстановления паспорта потребуется 3—6 месяцев. Главврач больницы согласился оставить Неллу Степановну в травматологии без полиса лишь за деньги. Волонтеры заплатили 2700 рублей. Затем к помощи подключилась заместитель мэра Домодедово Ирина Волкодаева.

Женщину перевели обратно в психиатрическое отделение, где она могла проходить лечение бесплатно. В это время Андрей подал заявление в полицию по факту нанесения телесных повреждений и хищения имущества его матери. Но его не хотели принимать и посылали родственников старушки к полицейским аэропорта Домодедово.

— В итоге в городском отделе полиции заявление все же приняли, уголовное дело возбудили, но искать нападавших не торопились, — рассказал Андрей. — Если бы не волонтеры, не Татьяна Александрова — я не знаю, что бы делал. Они оплатили мне проживание в хостеле, по сути, кормили меня, купили маме одежду. Да вообще помогали в решении всех маминых проблем. Но, несмотря на все наши старания, дело двигалось медленно. Однажды, когда казалось, что все безнадежно, я уже думал взять белорусский флаг и стать возле мэрии в Домодедово. А в какой-то момент настолько замотался от всех проблем в чужом городе и в чужой стране, что сел на скамейку, снял шапку — а рука от усталости так и застыла. Опомнился, увидев, что люди бросают в шапку монеты. Подумали: нищий. Тут же спохватился и встал. Иду и думаю: «Надо же, до чего дошел!»

news.tut.by / Игорь Матвеев

Благодаря работе СМИ вокруг этой истории возник общественный резонанс.

— 28 декабря на связь с нами вышел консул Узбекистана Тахир Арипов и предложил помощь в оперативном восстановлении документов. В тот же день он сам вызвался съездить в Домодедово — навестить Неллу Степановну и оформить анкету для восстановления ее паспорта, — рассказала Татьяна Александрова. — Уже на следующий день из Узбекистана пришло подтверждение личности женщины.

В итоге на оформление паспорта понадобилось не 3−6 месяцев, а около 3 недель!

Уже вечером 14 января Андрей с матерью поехали в Витебск. Казалось, наконец все проблемы закончились, но нет. За больной матерью сыну-инвалиду придется ухаживать в одиночку: отец умер 4 года назад, брат отказался от матери и живет в Кургане, сын и жена работают, а дочь проживает в другом районе. Дома Нелли Степановну нельзя оставлять одну.

— У мамы дрожат руки, я сам ее кормлю. Она все время порывается встать и что-то идти готовить. Думает, что я маленький, что мне лет пять. Но я не подпускаю ее к плите, вынужден перекрывать газ, воду. Закрываю на замок балкон, — рассказал Андрей Юрьевич.

news.tut.by / Игорь Матвеев

Сейчас сын оформляет для Неллы Степановны вид на жительство. Тут тоже есть свои сложности:

— Нужно еще доказать, что я — ее сын. А потом нужно будет оформлять опекунство. Поскольку я инвалид, то на меня его не оформят. Оформили бы на моего сына, но он работает — а опекун не должен работать. Предстоит еще восстановить мамину пенсию, которую она получала в Узбекистане. По ее словам, это миллион сумов — то есть приличная, по их меркам, сумма (эквивалентна 245 белорусским рублям). Но так это или нет — пока не известно, а маминым словам верить особо нельзя. В любом случае, восстановить пенсию тоже не получится быстро. Если, не дай Бог, маме сейчас станет хуже, то в больнице в Витебске ее придется лечить платно — как иностранку. В общем, одна проблема цепляет другую.

Андрей Юрьевич — инвалид второй группы: в молодости получил травму позвоночника на работе.

— За столько лет, что хожу на костылях, у меня уже очень сильные руки. И я их не опущу и в этой ситуации. Со всем справлюсь. Мама будет окружена заботой, — заявил мужчина корреспонденту «Tut.by».

Источник

Жми «Нравится» и получай только лучшие посты в Facebook ↓

Старушка, которую ограбили и жестоко избили, наконец-то встретилась с сыном