Врач скорой помощи записала живую пациентку в мертвые и не стала ее спасать

В Тюменской области фельдшер не стала спасать пожилую пациентку, вызвавшую скорую. Пенсионерка умирала на глазах у медиков, которые ничего не сделали, чтобы помочь ей. После смерти женщины фельдшер подделала документы — исправила время вызова и диагноз. Дочь покойной — в прошлом сотрудник следственных органов. Она начала собственное расследование и сумела добиться возбуждения уголовного дела. Как пишет «Тюмень про», 30-летнюю сотрудницу Тобольской больницы обвиняют в неоказании скорой помощи пациентке и фальсификации документов.

68-летняя Нина Горбач умерла в ночь на 27 февраля 2017.  Вечером она почувствовала себя плохо и попыталась сама вызвать скорую, но не смогла набрать номер. Тогда она попросила позвонить соседку.

— Наталья мне рассказала, что вызвала скорую для мамы, это было в 1:12 ночи. В 1:15 она перезвонила маме и сказала, что врачи едут. Потом она звонила маме каждые три минуты до 1:24 — в последний раз сказала, чтоб мама открыла дверь, и сказала, что сейчас придет к ней помочь одеться. Потом соседка выглянула в окно, увидела машину скорой помощи, и в 1:33 набрала маму. Этот вызов остался неотвеченным. Наталья пошла вниз в квартиру мамы.

На глазах у соседки бригада скорой помощи делала ЭКГ сидевшей в кресле пожилой женщине. По словам медиков, она уже была мертва. В 1:40 Елене позвонил муж соседки и сообщил о смерти ее мамы. В полном шоке женщина схватила спящего ребенка и помчалась из Тюмени в Тобольск. В полпятого утра они были на месте. Чтобы попасть в квартиру, Елене пришлось разыскивать участковых, у которых были ключи. Когда женщина вошла внутрь, она увидела страшную картину:

— Когда мы открыли дверь, то обнаружили ее мертвую, сидящую в кресле. В морг тело не увезли, так как не было транспорта, поэтому с половины второго ночи до половины пятого мама мертвая сидела в кресле в прихожей, напротив зеркального шкафа. Я — бывший следователь с десятилетним стажем, поэтому, понимая, что что-то не так, я начала свое собственное расследование. Когда мне в руки попала копия карты вызова скорой помощи, я начала ее тщательно изучать, — рассказала Елена Святославовна.

Женщина встретилась  с медиками, запрашивала документы. В заключении о смерти Елена нашла нестыковки во времени, которые ее насторожили. В копии карты вызова скорой помощи значилось, что пенсионерка умерла в 1:15, а бригада приехала в 1:14. Елена сделала детализацию звонко — в 1:24 ее мама говорила с соседкой.

— Я проанализировала эту информацию и поняла, что что-то здесь не так: каким образом фельдшеры могли зафиксировать смерть моей мамы в 1 час 15 минут, если в 1 час 24 минуты она еще могла самостоятельно разговаривать с соседкой по телефону? Фельдшеры внесли в карту вызова ложные сведения, чтобы снять с себя обязательства по оказанию помощи. Просто так, от фонаря, написали в карте вызова о наличии признаков биологической смерти, которых фактически не было. Никакой медицинской помощи не оказали, никаких реанимационных мероприятий не проводили. Вызывали вторую бригаду, но дожидаясь ее прибытия, просто стояли и смотрели, как мама умирает на их глазах.

Кроме того, кто-то открыл медикам дверь квартиры, в которой пожилая женщина жила одна. Ключи были только у нее. На этом вопросы к бригаде скорой помощи не заканчиваются. Покойная хранила дома крупную сумму денег, которая пропала после визита медиков.

— Из квартиры моей матери пропало 500 тысяч рублей. Все подтверждающие этот факт документы в деле имеются. Дело по деньгам выделено в отдельное производство и направлено в полицию Тобольска в январе 2018 года. До настоящего времени меня никто по этому делу не вызывал. Никакой работы по этому делу не проводилось. Однако непонятно, на какие средства фельдшер  приобрела квартиру в новостройке и наняла достаточно дорогостоящего адвоката.

По словам Елены, для ней важнее денег восстановить справедливость. Вскрытие показало, что у Нина Горбач умерла не из-за ишемии, как указали приехавшие на вызов медики. Елена встретилась с патологоанатомом, проводившим экспертизу. По словам специалиста, пациентку можно было реанимировать, так как ее сердце было здорово. В поисках правды Елена обращалась в прокуратуру, областной департамент здравоохранения, правоохранительные органы. Чиновники из департамента сообщили Елене, что не могут разгласить ей врачебную тайну. Только когда Елена обратилась к первому заму руководителя областного Следкома  Ахмеду Асхабову, делу дали ход.

— Почти 8 месяцев длилась комиссионная судебно-медицинская экспертиза, в ходе которой установлено, что действительно моя мама на момент приезда бригады скорой помощи не была биологически мертва: она была либо жива, либо в состоянии клинической смерти. Экспертами установлено, что биологическая смерть констатирована с дефектами. Также судмедэкспертами установлено, что при этом состоянии пациенту необходимо проведение неотложных реанимационных мероприятий, которые, конечно же, никто не проводил.

Фельдшеру предъявлено обвинение по двум статьям: «Неоказание помощи больному, если оно повлекло по неосторожности смерть больного либо причинение тяжкого вреда его здоровью» и «Подделка, изготовление или сбыт поддельных документов, государственных наград, штампов, печатей бланков с целью скрыть другое преступление или облегчить его совершение». Пока точная дата судебного заседания неизвестна.

Источник

Жми «Нравится» и получай только лучшие посты в Facebook ↓

Врач скорой помощи записала живую пациентку в мертвые и не стала ее спасать